Дерибон — все про Одессу

19.02.2018 13:35

1 — 3 °C День

Авторизация

Разоблачённый враг в Одессе (Из записок старого чекиста)

— У нас нет основания обвинять вас, товарищ Домбровский, в попустительстве, в том, что не разоблачённый враг в Одессе это ваша вина. — Сказал он,— но ваша самоуспокоенность, я бы сказал, какое-то благодушие всех нас очень тревожат.

Ваш заместитель Матяж сообщал нам, что дисциплина в вашем отряде расшатана. Как же вы намерены навести порядок в городе, если ваши люди ведут себя недостойным образом? Кстати, нам стало известно, что вы, по существу, отстранили от участия в работе своего заместителя, человека, которого мы все знаем и ценим.

Домбровский вскочил, лицо его раскраснелось. Положение в Одессе, заявил он, совсем не такое, как это представляют себе «некоторые», слухи о налетах бандитских шаек и беспорядках в городе распространяются в провокационных целях.
— Нет, это не слухи,— вмешался Реденс— Мы располагаем самыми точными сведениями. И источники не вызывают ни малейшего сомнения. Несколько часов тому назад я разговаривал с командиром отряда особого назначения Одесской губчека. Если вам самим не под силу навести порядок в городе, я могу дать в помощь этот отряд.
— Как бы то ни было,— сказал в заключение Ян Борисович Гамарник,— совместными усилиями мы должны в ближайшую неделю навести в городе порядок. Ответственность за это возложить на Фомина и Реденса. Грабители, воры, хулиганы для нас такие же враги, как и деникинские лазутчики.

После совещания я направился к себе, в особый отдел. За чтением разного рода следственных материалов я не заметил, как наступил вечер. Только я собрался было домой, как меня остановил в дверях мой заместитель Кушнарев, заметно взволнованный.
— Что-нибудь случилось? — спросил я.
— Полчаса назад убит товарищ Матяж. Эта весть меня ошеломила.
— Каким образом это произошло? — спросил я.
— Подробности скоро узнаем, на место происшествия уже посланы наши люди. Там же находятся и работники губчека.

Зазвонил телефон. Я сразу узнал голос Домбровского.
— Товарищ Фомин, вы слышали?! Убит Матяж! Это ужасно!
— Убийцы схвачены? — спросил я.
— Нет, их упустили. Свидетели утверждают, что одеты они были по-кавказски. Это вздор!
— Как так вздор?
— Я не знаю, как там все происходило. Но тень падает на мой отряд, который никакого отношения не имеет к этому происшествию, — горячо говорил Домбровский.

Разоблачённый враг в Одессе

По предложению Я. Б. Гамарника и командующего 3-й армией Худякова реввоенсовет назначает заместителем Домбровского товарища Мизикевича. Это был стойкий большевик-ленинец, бывший рабочий-железнодорожник, получивший хорошую партийную закалку. Его высоко ценили как опытного военного командира.

Но кто же в конце концов Домбровский? И без того репутация у него была сомнительная, а после убийства Матяжа подозрения усилились. Кто же он? Враг, вкравшийся в доверие руководителей фронта, или просто доверчивый и легкомысленный человек, не справляющийся со своими трудными обязанностями и дающий себя обманывать?

Вскоре все прояснилось. В мае 1919 года атаман Григорьев, изменивший Советской власти, занял Елизаветград. Нам стало известно о телефонном разговоре Григорьева с Домбровским: атаман просил оказать ему помощь.
Мне было предложено немедленно выехать со своими работниками и отрядом особого назначения в Елизаветград для ликвидации банд Григорьева и восстановления Советской власти в городе.

Уезжая, я дал указание Кушнареву, чтобы он доложил Гамарнику и Худякову об измене Домбровского. Было срочно созвано заседание реввоенсовета армии. На этом заседании решено было немедленно арестовать Домбровского.
— Может быть, вызвать Домбровского прямо сюда? — предложил Кушнарев.
Худяков взял трубку:
— Виталий Маркович, срочно приезжайте ко мне. (Совещание проходило в кабинете командующего армией.)

Домбровсий в кабинете Худякова

Через четверть часа Домбровский явился в кабинет Худякова. Увидев у командующего весь состав реввоенсовета, Домбровский изменился в лице, но пытался овладеть собою:
— Явился по вашему вызову,— обратился он к Худякову.
— Именем революции по решению реввоенсовета 3-й армии вы арестованы! — сказал, поднявшись с места Кушнарев.— Предлагаю вам сдать оружие.
— Я ничего не понимаю,— начал было Домбровский, и принялся непослушными пальцами отстегивать кобуру…

Этой же ночью сотрудники и бойцы особого от¬дела разоружили отряд Домбровского. В номерах гостиницы, которые занимали эти грабители, были обнаружены каракулевые и котиковые манто, золотые часы, обручальные кольца, бриллиантовые колье, брошки и т. д.

Бесславный конец разоблачённого врага

Так бесславно закончил свою деятельность комендант Одессы.
Однако впоследствии судьба еще раз столкнула меня с Домбровским.
Арестованный, он был направлен в Киев. Здесь он притворился больным и попал в тюремную больницу. А вскоре в город ворвались белые, и тогда Домбровский сразу «выздоровел». Как выяснилось впоследствии, он явился в Киевскую государственную стражу (так по-новому величала себя полиция) и отрекомендовался поручиком царской армии, предъявив документ, который тщательно хранил еще с царских времен…

Через некоторое время бойцы-чекисты, патрулировавшие на Военно-грузинской дороге, остановили легковую машину и стали проверять у пассажиров документы. Один из них предъявил документ на имя Волкова. Однако поведение этого человека, одетого в штатское, настораживало.

Держался он вызывающе. Бойцы-чекисты решили его обыскать, предполагая, что у него есть оружие. Волков, хотя и протестовал, вынужден был подчиниться. При обыске один из чекистов нащупал что-то в подкладке пиджака. Подкладку распороли и из потайного кармана извлекли бумагу на имя Виталия Марковича Домбровского.

Задержанный был арестован

Волков-Домбровский давал такие путаные показания, что разобраться на месте было невозможно. Телеграфировали в Москву. Оттуда последовало распоряжение направить арестованного в ВЧК.
В сопровождении двух конвоиров он был направлен в Москву, но в Харькове ему удалось бежать. Перейдя линию фронта, он очутился в Севастополе, у Врангеля. Здесь Домбровского, как бывшего царского офицера, определяют в военно-полевой суд для особых поручений, но вскоре его арестовывает… врангелевская контрразведка.

Дело в том, что в Севастополе находилось немало бежавших от Советской власти крупных буржуазных дельцов, некоторые из них были из Екатеринослава и Одессы. Они знали Домбровского в качестве коменданта этих городов «при большевиках». Появились письма и заявления на офицера Волкова, «который под именем Домбровского служил коммунистам, занимая при этом руководящие военные должности».
Домбровского заключили в севастопольскую тюрьму. Врангелевская контрразведка начинает следствие.

Красная Армия переходит к активным действиям

В начале ноября 1920 года Красная Армия перешла к активным действиям на Перекопском перешейке. 15 ноября легендарная конница под командованием Буденного врывается в Севастополь. Город в наших руках. И, конечно, первое, что было предпринято буденновцами, — это освобождение политзаключенных, томящихся во врангелевских застенках.

Вместе с ними освобождают и Волкова-Домбровского. Мало того, его назначают… председателем комиссии по освобождению политических заключенных из тюрьмы. Опытный шпион, ловкий и хитрый, он и здесь остается верен себе: под видом политических он освобождает много уголовных преступником, получая с их родственников крупные вознаграждения.
Спустя некоторое время Волкова-Домбровского назначают военным комендантом Севастополя.
Проходит несколько недель. Начальнику особого отдела ВЧК 46-й дивизии поступает заявление о том, что комендант Севастополя вовсе не Волком, а Домбровский, в прошлом военный комендант Одессы и Екатеринослава, а в Севастополе при белых служивший под фамилией Волкова в военно-полевом суде.
Волкова арестовывают и начинается новое следствие. Но опытный преступник ловко опровергает улики ложными показаниями: да, он действительно служил у Врангеля… по заданию партийной организации. Его, говорил он, направили специально в полевой суд армии Врангеля, чтобы помогать коммунистам, схваченным белыми.

Разоблачённый враг в Одессе бежал к белым

Разумеется, о том, что он дважды был арестован органами ВЧК и оба раза бежал к белым, Волков-Домбровский умолчал, и на следствии этот материал не фигурировал. Молодой, не имеющий чекистского опыта начальник особого отдела ВЧК 46-й дивизии поверил показаниям подследственного и освободил его из-под ареста.

Теперь Волков-Домбровский назначается для особых поручений к коменданту Севастопольской крепости, бывшему члену РВС Балтфлота А. Баранову. Волков-Домбровский меняет свою тактику: живет тихо и незаметно, стремясь как можно скорее войти в доверие к своему начальнику. Он избегает людных мест, прежнее разгульное времяпрепровождение забыто.

В декабре 1920 года меня назначают на должность заместителя, а затем начальника особого отдела ВЧК морских сил Черного и Азовского морей. И вот в руки мне попадает интересный документ: письмо офицера, который был арестован врангелевской разведкой как агент большевиков. Письмо адресовано самому Врангелю. Автор его подробно рассказывает о себе, как он, царский офицер в чине поручика, служил в белой армии и был лично генералом Деникиным направлен к большевикам для шпионской и диверсионной деятельности.

Разоблачённый враг в Одессе получает задание

Ему дали специальное задание — постараться проникнуть в Красную Армию, войти в доверие командования, добиться ответственной должности и своими действиями восстанавливать население против Советской власти. «Прошу Вас направить мое прошение Его Высокопревосходительству генералу Деникину. Он лично сможет подтвердить Вам, что все изложенное мною — правда. И Вы, надеюсь, меня немедленно освободите из-под ареста»,— пишет этот офицер в конце своего прошения.
Я смотрю на подпись: Домбровский.
Знакомая фамилия! Но где он сейчас?!
И тут как раз мои сотрудники докладывают мне, что, по имеющимся у них сведениям, у коменданта Севастопольской крепости для особых поручений есть некто Волков, который, как они предполагают, является не кем иным, как Домбровским, давно разыскиваемым ВЧК.

Я пошел к Баранову, но не открываю цели своего прихода. Мне нужно было прежде всего увидеть Волкова, причем так, чтобы он не заметил меня. Мне это удалось. Через стеклянную дверь кабинета я разглядел сотрудника для особых поручений Волкова. Да, это тот самый Домбровский, Виталий Маркович.

Я требую дело разоблачённый враг в Одессе

Я затребовал дело Домбровского из ВЧК. Через неделю фельдсвязью оно было доставлено в Севастополь. Два дня я сидел и читал о похождениях Домбровского. Затем еще раз проверил сообщения сотрудников и подписал ордер на арест.
Произвести арест я поручил одному из опытнейших чекистов — Верному, дав ему в помощь еще одного человека. Когда Верный предъявил Домбровскому ордер на арест и обыск, тот побледнел, увидев мою подпись. Вынув из кармана браунинг, он выстрелил себе в сердце. Однако рука его, должно быть, дрожала.

Ранение оказалось не опасным для жизни. Через неделю он выздоровел. Наш разговор с ним продолжался два вечера. Пойманный с поличным, как говорят припертый к стене, Домбровский понимал, что от наказания ему никуда не уйти, что каждая из улик — грозное обвинение.

Он и не стремился скрывать свои преступления и рассказывал теперь обо всем откровенно, в частности о том, что убийство Матяжа было делом его рук.
Дело Домбровского было передано на рассмотрение Коллегии ВЧК. Вскоре я получил за подписью заместителя председателя ВЧК Ксенофонтова телеграмму о том, что изменник родины В. М. Домбровский приговорен к расстрелу.
Часть 2

Часть 1

Из книги «Записки старого чекиста» сотрудника ВЧК — ОГПУ, почетного чекиста Федора Тимофеевича Фомина

Комментарии к записи «Разоблачённый враг в Одессе (Из записок старого чекиста)»

Комментариев пока нет, но вы можете стать первым