Дерибон — все про Одессу

22.02.2018 08:50

°C Ночь

Авторизация

Исследование Бамутского курганного могильника

С 1958 по 1963 г. из 50 курганов эпохи бронзы Бамутского курганного могильника раскопано 35. Они содержали около 170 погребений, относящихся к майкопской, северокавказской, катакомбной и сарматской культуре. Некоторые материалы раскопок, проведенных до 1963 г., опубликованы 1.

В 1963 г. к ССВ от хут. Новый Аршти было раскопано еще пять курганов эпохи бронзы, содержавших 43 погребения 2, и один курган в средневековом могильнике на северной окраине с. Бамут.
Наиболее интересные материалы в 1963 г. были добыты в курганах 3 и 5.
Курган 3 находился в 2 км к СВВ от хут. Новый Аршти, вправо от дороги Бамут — Ачхой — Мартан. Диаметр кургана 20 м, высота 1,78 м. Центральная часть его (в диаметре 10 м) была сооружена из речных булыжников, остальная представляла собой гумусированный суглинок. Каменная насыпь начиналась от основания кургана, т. е. с уровня древнего горизонта, и доходила до дернового слоя. В кургане открыто 16 погребений. Все они находились в центральной части кургана, в пределах каменной насыпи.

Древнейшими захоронениями в кургане являются погребения 2, 12 и, возможно, 14, причем основное из них — погребение 12.

Оно открыто под насыпью в центре кургана, на глубине 1,85 м, т. е. почти на самом уровне древнего горизонта. Здесь находилась аккуратно выложенная галечная подстилка неправильно-прямоугольной формы (размером 2 × 1 м), толщина ее 3-6 см, ориентирована по оси север — юг. Юго-восточная часть была разрушена в результате позднейшего захоронения. На галечной вымостке находились мелкие угольки; в юго-западной ее части лежали кости ног, подогнутые в коленях, а в самом углу юго-восточной части, которая была разрушена,— лопаточная кость и несколько ребер. Это все, что сохранилось от костяка. Остальные кости, несомненно, были извлечены из могилы при совершении другого захоронения, на котором мы остановимся ниже. Судя по положению костей ног, погребенный лежал в скорченном положении, с подогнутыми в коленях ногами, на правом боку, головой на юго-восток. У костей ног лежала маленькая глиняная миска, а примерно в 1,50 м, в северо-западном углу галечной вымостки, находился раздавленный красноглиняный сосуд, покрытый светло-коричневым ангобом. Форма его уплощенно-шаровидная, с прямым коротким венчиком, отогнутым наружу; по тулову симметрично расположены миниатюрные ручки, между которыми располагается орнамент в виде ряда небольших продолговатых выпуклин — по четыре выпуклины над ручками и по пять между ними. Вблизи сосуда найдено бронзовое четырехгранное шило.

Характер курганной насыпи

Размеры и форма могилы, наличие галечной вымостки, положение и ориентировка погребенного и другие признаки указывают на то, что описанное погребение относится к майкопской культуре. Типичным для этой культуры является и найденный в погребении сосуд, а также бронзовое шило.
Недалеко от описанного погребения был найден бронзовый нож-дротик, аналогии которому известны в майкопских памятниках, в том числе и в Бамутских курганах3. Результаты спектрального анализа этого ножа-дротика показывают, что по составу он относится к высоконикелевой группе майкопского металла 4. Поэтому можно предположить, что он связан с рассмотренным комплексом, т. е. с погребением 12.
К памятникам майкопской культуры относится и погребение 2. Оно находилось в 4,30 м к ЮЗЗ от центра кургана, на глубине 1,38 м. Костяк лежал в скорченном положении, на правом боку, головой на юг. Руки были согнуты в локтях и подтянуты к груди. В могиле обнаружен типичный для майкопской культуры красноохристый сосуд с шаровидным туловом и невысоким прямым венчиком. Он находился у костей ног. Других вещей не было. Это захоронение, по всей вероятности, было совершено немного позднее, чем погребение 12.
Возможно, к майкопским относится и погребение 14. Оно находилось на уровне древнего горизонта (на глубине 1,85 м, недалеко от описанной галечной вымостки, в северо-восточном секторе кургана). Костяк лежал в скорченном положении на правом боку, головой на ЮВВ. У костей ног — немного красной охры. Отмеченные признаки характерны для погребального обряда майкопской культуры. Но, тем не менее, мы относим это погребение к майкопским предположительно, так как в нем отсутствует инвентарь и в частности керамика.
Костяки из большинства остальных погребений в исследованном кургане (10 из 13) были скорченными на левом боку, головой преимущественно на восток. Инвентарь беден и обнаружен не во всех погребениях. Это часто встречаемые в памятниках северокавказской культуры 11 тыс. до н. э. горшки, почти все без орнамента, и бронзовые украшения — разнообразные подвески и бусы, составляющие иногда ожерелья, а также астрагалы мелкого рогатого скота. Кроме того, в насыпи этого кургана найден бронзовый нож-кинжал с обломанным черенком. Он связан, по-видимому, с одним из погребений северокавказской культуры.
Особо следует остановиться на погребении 16. Оно находилось в неглубокой яме, вырытой под насыпью почти в самом центре кургана. Могила имела прямоугольную форму (2,10 × 0,85) и была ориентирована по оси запад — восток. Костяк лежал вытянуто на спине, с протянутыми вдоль туловища руками, головой на восток. Фаланги ног, особенно правой, были густо покрыты ярко-красной охрой. Остатки охры прослежены также на костях левой части грудной клетки. Инвентарь отсутствовал.
Четко прослеживалось, что эта могила перерезала описанное выше погребение 12, разрушив юго-восточную часть галечной вымостки. На это указывают и находки в засыпи данной могилы мелких костей человека, являющихся остатками погребения 12. Следовательно, погребение 16 моложе погребения 12 и, вероятно, погребений 2 и 14. Но оно, безусловно, старше остальных погребений в кургане: некоторые из этих погребений находились в насыпи непосредственно над могилой 16. Таким образом, стратиграфически четко, устанавливается следующая последовательность рассмотренных погребений: древнейшими в кургане являются захоронения майкопской культуры (вторая половина III тыс. до н. э.), а самыми поздними — отмеченная выше группа скорченных погребений на левом боку (примерно середина II тыс. до н. э.). Промежуточное положение между первыми и последними занимает погребение 16 (начало II тыс. до н. э.). Установленная в данном случае последовательность погребений вполне согласуется с периодизацией древностей Северного Кавказа III—II тыс. до н. э.

Курган 5 находился в 1,5 км к северу от хут. Новый Аршти, недалеко от кургана 9. Округлый в плане курган, диаметром 40 м, имел высоту 3,75 м. Центральная часть его (в диаметре около 12 м) от основания до гумусного слоя была сложена из речных булыжников. В пределах каменной части насыпи открыты останки 21 захоронения.
Основным захоронением в кургане является погребение 21. Оно открыто под насыпью почти в самом центре кургана, на глубине 3,80 м, т. е. на уровне древнего горизонта. Могила прямоугольной формы отличалась значительными размерами: длина (С — Ю) около 3,5, ширина (3 — В) — 2,0 м. Дно могилы, особенно ее северо-восточная часть, было выложено мелкой галькой. Костяк не сохранился. В нескольких местах встречены лишь отдельные полуистлевшие кости грудной клетки. Вдоль восточной «стенки» могилы, по оси север — юг, находились четыре раздавленных больших глиняных сосуда: один в юго-восточном углу, остальные в северо-восточной части.

Форма и размеры могилы и галечная подстилка

также керамика несомненно указывают на принадлежность этого погребения к майкопской культуре. Обращают на себя внимание крупные размеры сосудов, достигающих в высоту от 40 до 53 см. Такие большие сосуды до этого не были здесь обнаружены. Все они сделаны из прекрасно отмученной глины, почти лишенной примесей, и хорошо обожжены. Цвет преимущественно светло-коричневый. Почти на всех сосудах сохранились следы ангоба. Поверхность хорошо заглажена, иногда залощена до блеска. Один сосуд имеет обычное шаровидное тулово, остальные — яйцевидное. Последние аналогичны по форме соответствующим образцам керамики из Долинского поселения в Кабардино-Балкарии, а также большому сосуду из самого Майкопского кургана 6. Такие же яйцевидные сосуды встречены и в других памятниках майкопской культуры 7. Особо следует отметить поразительное сходство (по форме и размерам) между большим сферическим сосудом из этого погребения и сосудом, найденным вместе с другими характерными формами майкопской керамики на полуострове Фонтан 8.

Подавляющее большинство остальных погребений, открытых в кургане 5, относится к северокавказской культуре и датируется суммарно II тыс. до н. э. Костяки в них находились преимущественно в скорченном положении, на левом боку, головой чаще на восток с отклонениями к югу или северу. В некоторых погребениях найдено по одному глиняному горшку, несколько бронзовых и мергелевых бус, а также костяное пряслице. Как видим, инвентарь этих погребений крайне беден. А в трех других погребениях (на спине, с подогнутыми ногами, головой соответственно на восток, север и СВВ), относящихся также к северокавказской культуре эпохи бронзы, инвентарь вообще отсутствовал.
Особую группу составляют шесть погребений (2, 4, 5, 9, 10 и 13), открытых в насыпи кургана. Особенности обряда захоронения и характер погребального инвентаря позволяют уверенно связывать их с сарматской культурой, более того, с одной из групп сарматских племен — сираками 9.
В остальных трех курганах, раскопанных в 1963 г., открыты останки шести захоронений, большинство из которых, судя по керамике, относится к северокавказской культуре.

Таким образом, раскопками бамутских курганов эпохи бронзы в 1963 г. добыт новый материал, доказывающий распространение в Чечено-Ингушетии майкопской культуры, а также характерных памятников северокавказской культуры II тыс. до н. э. Как устанавливается, древнейшие комплексы Бамутского курганного могильника содержат все типичные признаки майкопской культуры, особенно позднего этапа ее развития. Здесь, в частности, представлены почти все формы майкопской керамики с характерными ее особенностями. Нет сомнения в том, что полное исследование этого могильника позволит еще более расширить наши знания и представления о культурах Чечено-Ингушетии и всего Северного Кавказа III—II тыс. до н. э.

Список литературы
1 Р. М. Мунчаев. Древнейшая культура Северо-Восточного Кавказа.— МИА, № 100, 1961; он же. Памятники майкопской культуры в Чечено-Ингушетии. — СА, 1963, № 3; Р. М. Мунчаев, В. И. Сарианиди. Бамутские курганы эпохи бронзы.— КСИА, вып. 98, 1964; Р. М. Мунчаев. Катакомбная культура и Северо-Восточный Кавказ. — Сб. «Новое в археологии». М., 1965; В. Б. Виноградов. Сарматы Северо-Восточного Кавказа. Грозный, 1963, стр. 45, 82; Р. М. Мунчаев. Новые сарматские памятники в Чечено-Ингушетии. — СА, 1965, № 2, стр. 175—185.
2 Работы проводились Северо-Кавказской экспедицией ИА АН СССР при участии Р. М. Мунчаева, В. И. Сарианиди, В. И. Коэенковой, С. Ш. Дукузова, А. У. Ганжуева, X. X. Исаева, П. Н. Родионова.
3 Р. М. М у н ч а е в. Памятники майкопской культуры в Чечено-Ингушетии, стр. 195, рис. 11. 1,2.
4 Анализ произведен Е. Н. Черных в лаборатории ИА АН СССР.
5 А. П. Круглов, Г. В. Подгаецкий. Долинское поселение у г. Нальчика.— МИА, № 3, 1941, табл. VI.
6 OAK за 1897 г., стр. 11, рис. 41.
7 Ю. С. Крушкол. Археологические исследования древней Синдики экспедициями Московского областного пед. института.— Уч. зап. Московского обл. пед. ин-та, т. CXV, 1963, стр. 91, рис. 37.
8 М. М. Кубланов. К истории азиатского Боспора (новые археологические материалы с полуострова Фонтан).— СА, XXIX—XXX, 1959, стр. 219, рис. 19, 3.
9 Р. М. Мунчаев. Новые сарматские памятники в Чечено-Ингушетии, стр. 175—180.

Комментарии к записи «Исследование Бамутского курганного могильника»

Комментариев пока нет, но вы можете стать первым