Дерибон — все про Одессу

18.11.2018 12:52

Авторизация

Борьба с контрреволюцией в Одессе (Записки старого чекиста)

Поехал я со своими сотрудниками по Одессе. Направились по Приморскому бульвару — все хорошие помещения уже заняты. Поехали по Екатерининской, Преображенской, Ришельевской улицам — ничего подходящего нет. Едем на Херсонскую улицу. Вижу двухэтажный серый дом, похожий на старинный замок. С левой стороны — немецкая кирка, с правой — двухэтажный большой дом, с улицы закрытый высокими, раскинувшимися деревьями.

Решили мы осмотреть этот особняк и соседний с ним дом. Входим во двор, внутри его — большая площадка, замкнутая по кругу двухэтажным зданием. Заходим в особняк. Нам открывает пожилая женщина, видимо прислуга. Спрашиваю: «Кто здесь проживает?»

Женщина молча приглашает в соседнюю комнату. Там сидит небольшого роста полный мужчина лет шестидесяти. Он повернул к нам свою седую голову, остриженную под ежик, и, как увидел рядом со мной матроса, побледнел.

Записки чекиста в Одессе

Действительно, вид у сопровождавшего меня чекиста Васильева был устрашающий: поверх матросского бушлата — ремни, на одном из них — большая деревянная колодка с маузером. На бескозырке большими буквами выведено: «Гроза контрреволюции». Эта надпись сохранилась у Васильева еще с той поры, когда он командовал бронепоездом, который назывался «Гроза контрреволюции».

Но, посмотрев на другого моего спутника,

стоявшего с правой стороны, толстенький господин несколько успокоился. А. Б. Кушнарев, одетый в штатское платье, своим интеллигентным видом подействовал на него умиротворяюще. Тем временем в комнату вошло еще несколько человек, проживающих в этом доме.

— Вы хозяин этого дома? — спросил я.— Эти люди тоже живут здесь?
— Да. Это мой собственный дом, и все, кого вы видите здесь, проживают вместе со мной. Вот моя жена, артистка,— он указал на молодую особу, лет двадцати пяти, очень красивую — А это мой повар и горничная.
Последней он представил уборщицу, бедно одетую женщину, которая открыла нам дверь.
Вы всех представили,— сказал я,— но забыли представиться сами,

— Моя фамилия Крупенский.

— А вы, гражданин Крупенский, где-нибудь работаете?
— Пока не работаю, но взят на учет в Одесском губсовнархозе. Вот моя регистрационная карточка,— он вынимает бумажник и показывает документ.— Ожидаю назначения на работу.
— На какие же средства вы живете, позвольте вас спросить?
— Я до революции состоял на государственной службе в Петрограде и имею сбережения. На них я и живу с семьей.

Весь разговор происходил стоя: хозяин дома не предложил нам сесть. Так мы и стояли, переминаясь с ноги на ногу. Крупенский во время разговора стоял наклонив голову и сосредоточенно рассматривал паркет. А жена его бросала беспокойные взгляды на несгораемый шкаф, стоявший в углу кабинета. Она, видимо, очень боялась, как бы мы не заинтересовались этим шкафом, но своими настороженными взглядами сама же привлекла к нему паше внимание. Я предложил Крупенскому открыть несгораемый шкаф и показать, что там хранится. Нехотя он открывает дверцу и вынимает оттуда браунинг.

— А есть у вас разрешение коменданта города на хранение оружия?

— Нет.
— Тогда сдайте револьвер мне.

Крупенский протягивает браунинг и поднимает на меня глаза. Признаюсь, мне никогда не приходилось до этого видеть такой откровенно злобный взгляд.

— Жаль, что я не успел хотя бы одну большевистскую сволочь застрелить из него! — не утерпел Крупенский.

Я заявил Крупенскому, что он арестован. Васильев отвел арестованного в другой угол кабинета и предложил сесть. Пригласив комиссара домкома (в то время были и такие комиссары), мы обыскали квартиру. В сейфе оказались валюта, ценности, документы. — Валюта и драгоценности,— заявил Крупенский,— принадлежат моей жене — артистке Михайловой. Все это она заработала, снимаясь в кинематографе.

Как выяснилось из документов, Крупенский имел крупное имение в Бессарабии, состоял долгие годы в монархической организации «Союз русского народа».

Отправив его в следственную часть комендатуры города,

я дал указание, чтобы его держали в отдельной камере под усиленной охраной.

На другой день губревком разрешил нам занять два дома (один из них — особняк Крупенского) под особый отдел ВЧК армии. А еще через несколько дней Крупенского из комендатуры перевели в здание особого отдела. Поместили его в подвале его же собственного дома. И тут же мне звонит комендант особого отдела Мельников.
— Товарищ начальник, пришла в комендатуру артистка Михайлова и просит передать вам букет цветов.
Понимая, чего добивается жена Крупенского, я довольно громко сказал коменданту:
— Гоните ее вместе с цветами из комендатуры, и чтобы она больше здесь не появлялась!

Мельников предложил ей покинуть комендатуру, но Михайлова не успокоилась. По вызову в качестве свидетельницы она получила пропуск в здание особого отдела и заприметила часового, охранявшего Крупенского. А когда чекист сменился с поста и вышел на улицу, Михайлова остановила его и снова атаковала своими просьбами.

Чекисты в Одессе

— Я ничего не пожалею: ни денег, ни драгоценностей,— сказала она.— Устройте побег моему мужу.
Красноармеец, молодой парень из рабочих, сразу оборвал ее:
— Я чекист и честь свою не продаю!

Он вызвал караульного начальника. Тот задержал Михайлову и доложил мне о случившемся. Наведя справки об этой женщине, я решил не привлекать ее к ответственности и, строго предупредив, дал распоряжение отпустить.

Следствие по делу Крупенского было закончено и передано в военный трибунал 3-й армии.
Прошло уже довольно много времени. Как-то иду я в выходной день вместе с Кушнаревым по Дерибасовской улице. Подходит к нам роскошно одетая дама.

Революция в Одессе

— Здравствуйте, товарищ Фомин. Не узнаете? Я не сразу вспомнил, хотя лицо было знакомое.
— Я артистка Михайлова.
— Припоминаю. Что вам угодно? — сухо сказал я.
— Я к вам с жалобой.
— На кого же?
— На вас, товарищ Фомин,— кокетливо улыбаясь, сказала Михайлова.
— Не понимаю.
— Ну как же, товарищ фомин. Не вы ли обидели беззащитную женщину?! И как не совестно!
— Вы что-то путаете. Я не помню такого случая.
— Не помните! Меня обидели… Я принесла букет цветов, хотела его вам преподнести. А вы, вместо того чтобы принять цветы и быть любезным с дамой, сказали своему коменданту: «Гоните ее из комендатуры, и чтобы она больше здесь не появлялась!» Я все слышала.

Бандитизм в Одессе

— Ах вот оно что. А помните, с каким предложением вы обратились к часовому? Напрасно вы думаете, что чекистов можно чем-либо подкупить. Я хотел было привлечь вас за это к ответственности, но навел справки и пожалел вас, узнав, что всю свою жизнь вы были в плену у этого паука Крупенского.

Летом 1919 года в Одессе квартировал штаб 3-й Украинской армии. Начальником его был мой хороший друг Сергей Кассер. Еще до революции он окончил академию генерального штаба и в первую мировую войну был капитаном. После Великой Октябрьской революции он сразу перешел на сторону народа и занимал ответственные посты в Красной Армии. Долгое время работал на Украине с Антоновым-Овсеенко, который его очень ценил.

В один из свободных дней Кассер пришел ко мне в особый отдел ВЧК. Я показал ему документы и литературу, изъятые во время обыска у арестованного монархиста Крупенского, и попросил его разобраться в них.
Вскоре Кассер сообщил мне, что, как явствует из документов Крупенского, в Одессе существует сильная монархическая организация «Союз русского народа». Председателем ее является профессор Яновский, секретарем — учитель гимназии Дусинскии.

Я выписал ордера на арест,

обыск и изъятие документов в квартирах Яворского и Дусинского.
Профессора Яворского Кушнарев доставил довольно быстро. Документов, относящихся к одесской монархической организации, при нем не оказалось. Правда, была монархическая литература.

Обыск, проведенный Кассером и чекистом Добрым у Дусинского, занял значительно больше времени — часов шесть. Вернулись они уже утром вместе с арестованным Дусинским. Кассер положил на стол два больших свертка с документами, изъя¬тыми во время обыска на квартире секретаря органи¬зации. В них оказались списки членов «Союза русского народа», устав организации; чистые бланки членских билетов, краткая история деятельности одесского отделения «Союза русского народа» и другие документы.

На следствии Яворский и Дусинский сознались в том, что «Союз русского народа» имел связи с другими монархическими организациями Одессы. Своей целью он ставил объединение всех монархических сил для захвата власти в городе на случай высадки деникинского десанта с моря. Намечена была даже делегация для встречи с хлебом и солью командующего войсками Добровольческой армии. И конечно, уже заготовлены были списки для деникинской контрразведки. В них были занесены все коммунисты, их семьи и все, кто активно работал в Одессе при Советской власти.

После ликвидации этой монархической организации нам удалось выявить в Одессе еще две — «Союз двуглавого орла» и «Союз Михаила-архангела».

Послужной список полковника

В МАЕ 1919 года в особый отдел зашел пожилой человек и молча подал мне послужной список полковника белой армии по фамилии Сугодзь. Читаю я эту бумагу: ну, просто похвальная грамота! Сплошные благодарности, награды, повышения в чинах. Высоко ценила белая армия кровавые подвиги своего героя!

— Как попал вам в руки этот документ?
— Видите ли, я портной. Один красноармеец принес мне командирский френч — почистить и выутюжить. Я взял его, перед тем, как утюжить, осмотрел все карманы. И вот, пожалуйста, нахожу в боковом кармане этот список. Показал я его жене. Она и говорит: неси скорей в Чека, там быстро разберутся…

Я поблагодарил портного, а на прощание сказал:

— Если придут за френчем и будут спрашивать, куда делся из кармана послужной список, отвечайте, что никакого списка вы не видели.

Кто такой Сугодзь

Кто же такой Сугодзь? Как видно, он служит в Красной Армии. Может быть, занимает солидный командный пост? Нужно срочно навести справки. Человек, так высоко ценимый белым командованием, не мог честно служить народу.

Выяснилось, что Сугодзь является командиром советской Белорусской бригады. С послужным списком — единственным, но неопровержимым документом, обличающим его, отправился я в реввоенсовет армии. Командующий армией Худяков дал согласие на немедленный арест своего комбрига. Но когда сотрудники особого отдела приехали в бригаду, Сугодзь проводил занятия в одной из частей. Здесь же, на плацу, ему предъявили ордер на арест. Сугодзь вскипел:

— Не имеете права! Это клевета, это насилие! Я не позволю! Я комбриг Красной Армии!
И, обращаясь к бойцам и командирам, закричал:
— Братцы! Выручайте!
— Не отдадим командира! — начали волноваться красноармейцы.

Обо всем этом по телефону доложили мне. Захватив с собой послужной список белого полковника, я поехал в бригаду. По моей просьбе комиссар бригады выстроил полки. Перед всем строем я зачитал документ, свидетельствующий о прохождении Сугодзем службы в белой армии и о наградах, которыми отметило его белогвардейское командование. Это произвело на солдат сильное впечатление, и аресту его они уже не препятствовали.

На следствии Сугодзь откровенно признался, что ненавидит Советскую власть и что поклялся бороться с нею. Он подробно рассказал, как яростно сражался против красных, сколько и за что получил наград и как дослужился до полковника…
Дело Сугодзя было передано в военный трибунал армии.

Главная

Комментарии к записи «Борьба с контрреволюцией в Одессе (Записки старого чекиста)»

Комментариев пока нет, но вы можете стать первым