Дерибон

Воскресенье, 14 Августа 00:17

Погода в Одессе

Загадка слободского дома. Китайский болванчик

Став заместителем начальника первого отделения милиции по оперативной части, я стремился охватить дело в новом для меня, гораздо большем, чем прежде, масштабе. Работа занимала главное место в моей жизни. Но не все…

В последнее время мои мысли часто возвращались к девушке, с которой познакомился. Сначала наши контакты носили «служебный» характер: она работала комендантом общежития, в котором проживали несколько ребят, подозреваемых нами в краже. С помощью коменданта удалось выяснить, что ребята не виновны. Благодаря этому расследование вышло на правильный путь и вскоре было успешно закончено.

Загадка слободского дома. Китайский болванчик дело

Но мои отношения с Лизой Лыковой, так звали девушку, не прервались. Случайно мы снова встретились на первомайской демонстрации, протанцевали несколько вальсов, и я попросил разрешения проводить её. С того дня стали видеться регулярно, насколько это позволяли моя служба и её работа.

Лиза Лыкова в свои двадцать шесть лет была человеком с немалым жизненным опытом. Мне было с ней интересно. Чувствовалось в ней надежность, уверенность в себе — эти качества я ценил в людях более всего. И, кроме того, она была красивой , Лиза выросла в семье рабочего.

Дело китайского болванчика

С ее отцом, строгальщиком Николаевского судостроительного завода, произошел несчастный случай. Он повредил руку, после чего пришлось оставить работу. Лизе не было и шестнадцати, когда она стала учеником фрезеровщика на том же заводе. Тогда в станочники девушек редко принимали.

Руководство завода разрешило ей работать в порядке исключения, чтобы поддержать семью. Очень быстро она освоила специальность, скоро вышла в передовики — толковым и трудолюбивым товарищем была. Потом в порядке выдвижения её направили работать старшей сестрой-хозяйкой в санаторий для высшего командного состава Красной Армии в Святошине (под Киевом).

Там она видела многих видных советских военачальников. Лиза рассказывала мне о Тухачевском, Якире и других, с кем ей довелось беседовать.

Я, по обыкновению, не рассказывал девушке о своей службе. На её настойчивые расспросы, где так долго пропадал (случалось, мы не виделись неделями), отделывался шутками.

На этот раз я расстался с Лизой перед самым дежурством. Решили через день пойти на пляж — она была в отпуске. Шагая в отделение, я приветливо посматривал на людей, гулявших в этот прекрасный летний вечер по зеленым улицам. Дневная жара спала, легкий ветерок приятно обдувал лицо, ерошил волосы. Я подумал: вот сейчас направляюсь на дежурство, чтобы эти люди могли так беззаботно отдыхать после трудового дня. Как невидимый часовой буду охранять их сон и покой.

Дежурство протекало относительно спокойно, если не считать двух мелких краж, на которые пришлось выезжать. В одном месте злоумышленники взломали продовольственный ларек, где похитили несколько ящиков вина.
В другом — был обворован небольшой магазин тканей, принадлежавший нэпману.

Дело обворованного непмана

Оперативники, которым удалось задержать воров с поличным, уже сидели в комнате дежурного, где было несколько телефонов на покрытом зеленым сукном столе, с дюжину «венских» стульев. Покуривали, негромко переговаривались.
— Да, сегодня, можно сказать, тихо в городе,— произнес Миша Хромаков, один из самых молодых сотрудников.— Большое дело — ограбление магазина!..

Звучало это так, будто Хромаков сожалеет, что ничего из ряда вон выходящего не произошло. Многие усмехнулись при этих словах: мол, зелен парень, еще насмотришься всякого…

— Сплюнь три раза, сглазишь,— пошутил Губанов, сорокалетний, коротко остриженный человек с начинающими седеть висками.
На его лице появилось загадочное выражение. Те, кто хорошо знал его, уже догадались, что сейчас последует случай из богатой практики Губанова. Он и в самом деле не заставил себя долго ждать.

— В прошлом году, примерно в это же время, дежурство тоже проходило поначалу спокойно,— начал он, усевшись поудобней и закидывая ногу за ногу.— Правда, охотились мы тогда на шайку, которая грабила зубных врачей. Действовала она весьма подло.
Хромаков пододвинулся поближе к говорившему, стал весь внимание.

— Под разными предлогами ночью проникали в квартиры,— продолжал Губанов, поглаживая себе колено (когда-то на занятиях по борьбе он повредил себе сустав, и вывих иногда давал о себе знать).— Мы выяснили, что сведения о врачах бандиты добывали накануне ограблений у смотрителей домов. Тогда решили предупредить тех из них, в чьих домах жили зубные врачи. И вот, когда мы только собрались на дежурство, раздался звонок.

Загадка слободского дома. Китайский болванчик дело

Дворник дома по улице Торговой, где обитал один из популярных дантистов, вернее — дантистка, сообщил, что двое неизвестных интересовались ею. Мы, разумеется, моментально туда, зашли к смотрителю. Из разговора с ним поняли, что нужно ожидать гостей. Но тут допустили досадную оплошность, и, если бы не Грицай, ушли бы они и на этот раз.

Дворник помогает раскрыть дело

— Очень осторожная женщина,— рассказывал дворник об этом враче.— На дверях множество засовов, цепочки. Даже меня в квартиру никогда не приглашает, если нужно поговорить — через цепочку с ней разговариваем. А уж ночью, так точно никого не пустит.

— Стали совещаться, где устроить засаду. Конечно, полагалось в квартире. Да перед этим осмотреть все вокруг: куда выходят окна и тому подобное. Но в конце концов решили — времени было мало,— что, коль скоро в квартиру бандитов не пустят и им придется возвращаться, то подождем их в парадной. Деваться гостям будет некуда.

— Элементарный просчет! — вставил слово сидевший рядом с Губановым Бычков.— Тебе ведь опыта не занимать, старик!..
На него зацыкали.
— Ладно, ладно. Задним числом все умны,— оправдывался Губанов.— Ну, короче говоря, дождались. Ночью приезжают «гости». Стучат в дверь к дантисту. «Кто там?» — спрашивает женщина. «Откройте, милиция!»

И, к нашему ужасу, врач преспокойно открывает свои засовы, снимает цепочки и впускает бандитов. Что тут поделаешь? Ничего не остается, как броситься вслед. Пока дотопали на третий этаж, вбежали в квартиру, смотрим — там никого. Оказывается, в потолке одной из комнат находился стеклянный фонарь, выходивший на чердак.

Туда и ринулись бандиты, услышав наши шаги. Но с чердака на крышу им попасть не удалось…

В чердачный люк они сунулись

А там уже стоял Грицай… Когда мы в квартиру бросились, у него хватило ума по пожарной лестнице, на всякий случай, сразу же забраться на крышу. И когда молодчики по одному вылезали из люка, там они натыкались на кулак Тимофея. А это, знаете, не подарок…

Сидящие в дежурке рассмеялись. «Не хотел бы иметь Грицая в противниках,— гоготал Бычков.— Даешь руку пожать, смотри, как бы не отдавил…»

Не думали мы тогда и не гадали, что впоследствии Тимофей Григорьевич Грицай станет известным в стране ученым-палеонтологом. Однажды, преследуя в одесских катакомбах бандитов, он наткнулся на кости каких-то странных животных. Не поленился потом отнести их в университет, на кафедру палеонтологии.

Там определили, что это останки мамонта, и попросили в случае подобных находок сообщать о них ученым.

Постепенно увлечение доисторическим животным миром переросло у него в настоящую страсть. Грицая приняли на работу в университет. Уже после войны он основал единственный тогда в нашей стране палеонтологический заповедник в катакомбах.

Затем в течение многих лет возглавлял кафедру палеонтологии Одесского государственного университета, создал, там интересный палеонтологический музей, действующий и поныне. Он умер. несколько лет назад,.. научной деятельностью занимался до последних своих дней…

Между тем Губанов вспомнил еще одну любопытную деталь

— Слушайте самое интересное. Когда обыскали бандитов, оружия у них не оказалось. Не было его и на чердаке. Это казалось странным: матерые волки попались, такие всегда ходят на дело не с голыми руками. Но, как бы там ни было, потом, на суде, отсутствие у них оружия явилось смягчающим вину обстоятельном.

Все прояснилось позднее, через несколько месяцев. Как я уже говорил, дело это было летом. А в начале зимы в том доме неожиданно началась пальба. Переполох был — будь здоров! Приехали мы и не сразу поняли, в чем дело. Оказывается, когда жильцы дома затопили печи, начали взрываться патроны в револьверах, которые бандиты тогда выбросили в дымоход…
Уже светало, но спать не хотелось.

Рассказанное Губановым подействовало как возбуждающий напиток:

— Занятная история,— произнес Бычков.— Я помню тоже один интересный случай…
Рассказать его Бычков не успел. Заливисто зазвонил телефон. Дежурный снял трубку. Лицо его сразу приняло серьезное выражение.
— Так, записываю адрес. Ясно, ждите, сейчас будем.

Он медленно положил трубку

— Товарищ Федоров, поступило сообщение: в доме на улице Баранова совершено зверское убийство молодой женщины.

Загремели стулья, оперативники поспешно , выходили и садились в машину. Губанов, проходя мимо Хромакова, посмотрел на него с некоторой укоризной, словно тот в чем-то провинился. «Вот тебе и тихо в городе»,— не преминул заметить Бычков. Ему никто не ответил. Через минуту машина выехала.

…Молочница, которая обычно приходила сюда чуть свет, позвонила в квартиру, но ей никто не ответил. Постояв немного, она обнаружила, что дверь не заперта. Постучала несколько раз — тоже безрезультатно. Крепко спят городские, подумала женщина.
Она пошла в коридор, потому что хорошо знала эту семью и не раз бывала здесь.

Хотела пройти на кухню, чтобы оставить молоко, но, направляясь мимо приоткрытой двери в комнату, глянула в просвет и увидела окровавленное тело. Женщина бросила на пол бидоны и с криком стремглав выбежала из квартиры. На ее крик выглянули соседи. Узнав, в чем дело, позвонили в милицию.

Теперь на улице стояли растерянные жильцы, к которым присоединились те, кто в этот ранний час просто шел по улице.

Часть 1

Комментарии к записи «Загадка слободского дома. Китайский болванчик»

Комментариев пока нет, но вы можете стать первым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *