Дерибон — все про Одессу

26.05.2018 11:13

Авторизация

Уран в жизни человечества или год урана в мировой экономике

Уран в жизни человечества

30 июня 2007 г. впервые за два года было зафиксировано падение мировой спотовой цены на уран. По оценкам консалтинговой компании «TradeTech», в конце прошлого месяца цена снизилась со 138 долл./фунт U3O8 до 135 долл./фунт, а 6 июля упала до отметки 133 долл./фунт. В то же время эксперты не спешат с выводами относительно долгосрочных перспектив этой тенденции, объясняя снижение цены временным снижением активности покупателей.

По мнению аналитиков, уже в этом году вполне реально преодолеть отметку в 150 и даже 200 долл./фунт U3O8. Кроме того, в этом году уран укрепил свой «рыночный» статус после того, как в мае на Нью-Йоркской товарной бирже началась торговля фьючерсными контрактами на поставку урана.

Параллельно появляются рыночные инструменты инвестирования в уран, хеджевые и паевые фонды. Поэтому при любом развитии ценовой динамики 2007 год можно смело назвать «годом урана», учитывая ажиотаж на рынке вокруг этого базового компонента ядерного топливного цикла. Что, в свою очередь, лишний раз демонстрирует: глобальный ядерный ренессанс вступил в активную фазу.

Сегодня «ядерный ренессанс» — это уже не прогнозные оценки экспертов, это — явление, закрепившееся в мировой энергетике и политике. О рынке урана как движущей силы ядерной энергетики, тенденциях его развития, роли России в этом процессе рассказал один из портфельных управляющих паевого фонда «A.C. Nuclear Opportunities Fund»


Андрей Черкасенко про уран

И. Платонов: Текущие позиции урана на рынке подкреплены экономически или это чисто спекулятивные явления?
А. Черкасенко: Цена на уран растет с 2000 года. 25 декабря 2000 года уран стоил 7,10 долларов за фунт. 6 июля сотовая цена равнялась 133 долларам, то есть рост составил 1873,5% за неполные семь лет. Я считаю, что в отношении урана мы наблюдаем только начало спекулятивного роста, причем ничем не ограниченного. Более того, для этого спекулятивного роста подготовлена вся база.

За три года возникло 510 компаний-«джуниоров», но добывают уран из них — единицы. У некоторых компаний, возможно, неплохая ресурсная база, но по своим техническим возможностям они далеко отстают от добычи. Для инвесторов, которые приходят и придут в ближайшее время, сегодня есть 59 компаний с очень хорошей документацией, наработками, с хорошей геологической службой, с хорошими PR-службами. Подготовленные группы инвесторов с удовольствием примут этот актив.

Уран в экономике

Что будет дальше? Бум остановить никто не сможет, никакие призывы к созданию картеля не помогут. И та ситуация, которая складывается на рынке, только подпитывает этот бум. Есть совершенно очевидная нехватка урана плюс аварии на рудниках в Канаде и Австралии. Плюс производственные планы компаний, которые, как показывает практика, не выполняются на 5-10%, но с точки зрения объемов урана и спроса -это существенные цифры. Плюс к этому Китай, который объявил о создании стратегических запасов урана.

Помимо этого, на рынке будут активно идти процессы слияния и поглощения, количество «джуниоров» еще вырастет. С точки зрения инвестиций уран сохранится как одно из наиболее привлекательных направлений.
И. Платонов: Но ведь объем спотового рынка небольшой, основная часть урана продается, как и прежде, по долгосрочным контрактам?

А. Черкасенко: Да, объем небольшой, порядка 15%. И если в условиях этого небольшого объема будет постоянный спрос, то каждый аукцион может приводить к росту цены на проценты. Вполне возможно, что весь финансовый рынок будет привязан к этим аукционам, инвесторы будут ждать результаты спотовых сделок, а не покупать и продавать акции.

Если брать официальные цифры по западным производителям, то в 2006 году было произведено 39,5 тыс. тонн урана. Потребление составило порядка 66,5 тыс. тонн. При этом, исходя из тех возможностей, которыми обладают ведущие производители и компании-«джуниоры» с четкими производственными программами по добыче урана, то к 2015 году западные компании смогут добывать порядка 60-65 тыс. тонн, а потребление составит около 90 тыс. тонн.

Дефицит урана

И. Платонов: Мы говорим о дефиците урана, о недостаточной добыче из расчета существующего парка ядерных реакторов в мире. То есть колоссальный прирост, который по идее должен случиться в процессе «ядерного ренессанса», вообще не учитывается?

А. Черкасенко: В 2006 году общая установленная мощность ядерных реакторов в мире равнялась 319 ГВт. По прогнозам Всемирной ядерной ассоциации, в 2015 году эта цифра будет равна уже 390 ГВт. Это означает прирост в 70 ГВт, то есть должно быть построена порядка 70 реакторов. Дальше, по сценарию ВЯА, прирост будет составлять: к 2020 году — 452 ГВт, к 2025 году -545 ГВт.

Попробуем рассчитать потребности в топливе не просто через природный уран, а через некую более универсальную единицу. Сегодня мир смотрит на уран, а мы должны смотреть, в конечном счете, на ядерное топливо. Для того, чтобы его произвести, уран проходит стадии конверсии, обогащения. На этапе обогащения возникает совершенно другая статистика.

При содержании урана-235 в хвостах 0,3% в 2015 году нам потребуется 85 тыс. тонн урана в год. Конечно, при содержании в хвостах 0,2% природного урана нужно меньше, но даже в этом случае мы получим порядка 75-78 тыс. тонн. Это уже совсем другая статистика, которая сегодня начинает привлекать огромное количество инвесторов и производителей.

Ни по одному из существующих прогнозов урана хватать не будет. Что касается мирового рынка услуг по обогащению, то в 2015 году с учетом потенциального роста мощностей URENCO и «Eurodif», а также российского экспорта в объеме 5 млн ЕРР, мы выходим на цифру 48 млн ЕРР в год.

Реальные цифры

И. Платонов: Если реальная цифра -это 48 млн ЕРР, то для сохранения баланса нужно добывать 90 тысяч тонн урана в год. А по прогнозам той же ВЯА добыча может составить максимум 66 тысяч тонн.

А. Черкасенко: Поэтому вопрос о том, какой будет цена на уран, это вопрос не гипотетический, а вопрос конкретных цифр. В апреле прошлого года в Женеве на конференции по инвестициям в уран из десяти экспертов только два человека сказали, что, скорей всего, до конца 2007 года цена превысит порог в 100 долларов за фунт. Еще до недавнего времени инвестиции в уран относились к разряду достаточно рискованных и экзотических. Но чуть больше года назад они получили признание, и на рынок вышли не только «джуниоры», но и профессиональные компании, занимающиеся управлением активами. Эти люди могут поднять цену на уран до космических высот.

И. Платонов: Если рынок готов активно работать с ураном, логично предположить появление рыночных механизмов, которые будут содействовать этому процессу. С какой целью создавался фонд «A. C. Nuclear Opportunities Fund»?

А. Черкасенко: Фонд является открытым, он рассчитан на привлечение инвесторов разного уровня, которые хотят диверсифицировать свой портфель. Минимальный инвестиционный взнос — 1000 долларов. До конца года планируется выйти на сумму до 100 млн долларов и до 500 млн в перспективе.

Несмотря на то, что фонд массовый, он предполагает долгосрочную стратегию. Это первый в мире фонд такого плана, который в качестве своей основной цели видит ядерно-топливный цикл полностью: от добычи урана до производства электроэнергии и обращения с отработавшим ядерным топливом.

Конечно, пока на рынке сохранится интерес к природному урану, но затем он переместится в сторону конверсии, затем — в сторону обогащения. Потом начнется рост компаний, которые производят оборудование, дальше по цепочке — строительство, атомная генерация. Вполне возможно, что через год-два портфель урановых компаний, который на сегодняшний день составляет в фонде порядка 50%, будет уменьшен до 20% и остальное перетечет в другие сферы.

Уран сегодня

Сегодня уран привлекателен для инвестиций. Большое количество компаний планирует добывать уран, на рынке циркулируют миллиарды долларов. Получить деньги для добычи урана для западного инвестора, имеющего хорошую ресурсную базу и грамотного финансового консультанта, сегодня ничего не стоит. Но существует, например, другая проблема -оборудование для добычи, его не хватает.

И. Платонов: Каким образом российские инвесторы могут быть вовлечены в работу фонда? Иногда создается впечатление, что все эти явления, рыночные процессы происходят где-то там, на Западе, но Россия не участвует в этом процессе.

А. Черкасенко: Российское законодательство позволяет любому человеку, у которого есть счет в банке и задекларирован доход, приобретать акции западных компаний или паи западных фондов. Часть портфеля фонда можно направить на инвестиции в российские предприятия. Сегодня рынок очень валотивен, однако, при всей ажиотажности спроса фонд изначально рассчитан на консервативного инвестора.

Тут важно понимать, что мы говорим о ядерно-топливном цикле в целом, что сектор фонда, посвященный эксплуатирующим организациям, будет хеджировать риски по урану. Когда мы говорим о ядерном «ренессансе», инвесторы должны обратить внимание на следующее.

Достоинство, которое даёт уран

Достоинство атомной энергетики не в том, что она дешевая, атомная энергетика — это стабилизация и независимость поставок электроэнергии, поставок гарантированных, учитывая срок работы реактора. С точки зрения глобальной макроэкономики это — вклад в экологию.

Европейские реакторы «экономят» почти такое же количество выбросов СО2, которое производят все европейские автомобили. Второй момент, с точки зрения макроэкономики — это инфляция, глобальное снижение стоимости любой денежной единицы, напечатанной на листке бумаги.

Возможно, что в ближайшие годы произойдут качественные изменения валютной картины, и она начнет считаться по энергоресурсам, которыми обладают государства. В условиях появления энергетических валют, энергетического доллара или энергетического рубля, значение ядерной энергетики еще больше возрастет.

Инвестиции в уран

И. Платонов: Сегодня урановые инвесторы очень высоко оценивают Африку, где при наличии богатой ресурсной базы очень гибкое законодательство, позволяющее зарубежным компаниям легко входить в этот рынок, за относительно небольшие деньги проводить разведку и потом выходить на добычу. В России ситуация обратная: здесь пока нет наплыва западных компаний, ориентированных на ядерную энергетику.

А. Черкасенко: Мне кажется, что в ближайшее время наплыва не будет, так как задачи, которые стоят перед российской ядерной энергетикой, настолько глобальные и в то же время настолько внутренние, что вряд ли какой западный инвестор сможет их решить. Законодательная база реформы отрасли, которая предполагает сохранение 100% контроля государства — это гарантия стабильного развития ядерной энергетики на определенном этапе и гарантия международных обязательств, поскольку уран в том числе и оружейный материал.

Ядерные технологии — это вопрос национальной безопасности, в первую очередь. В условиях реформы акционирование и приватизация должны «совпадать» со всеми режимами безопасности. Что касается урана, то здесь вопрос открыт. И это, прежде всего, вопрос дальновидности руководителей. В России сосредоточены огромные запасы урана.

Сегодня рынок стал настолько понятен, что для любого государства, на территории которого есть уран, это -вопрос торгов. В этом смысле Россия, заключая соглашения и предлагая весь комплекс услуг ЯТЦ, будет иметь конкурентные преимущества.

Глобальный рынок

Мы являемся глобальным рынком, и при правильном подходе, при проработанном бизнес-плане можно привлечь очень хорошие инвестиции в развитие. Сегодня, например, речь идет уже о создании транснациональных компаний с российским участием, со штаб-квартирой в Москве или в Санкт-Петербурге. То же самое и в ядерной энергетике. В недалеком будущем потенциал рынка будет оцениваться по количеству атомных станций, которые будут построены, и по тому, кто эти станции будет строить.

Уран при всей своей значимости станет сопутствующим товаром. Рынок изменится в сторону строительства, и тут у России есть бесспорные конкурентные преимущества. Возможность привлечения в Россию инвестиций и частного капитала представляет огромный интерес для инвесторов всего мира.

Особенно если учесть опыт нефтяных компаний, Газпрома, расцвета российских IPO на Лондонской бирже. Поэтому выход на международный финансовый рынок российской атомной энергетики — ожидаемый и объективный процесс. Сроки будут зависеть от того, как быстро будут идти реформы в отрасли.

МИРОВЫЕ ЭКСПЕРТЫ О ЦЕНАХ НА УРАН

«Спотовая цена на уран очень чувствительна к изменениям в активном спросе и активном предложении. В отсутствии «обязательного» спроса на рынке продавцы впервые за много-много месяцев выразили готовность продавать по ценам ниже текущих с тем, чтобы привлечь покупателя».
«Это как игра в кошки-мышки, и цена изменится в направлении того, кто первым уступит: покупатели или продавцы».
«Это краткосрочный мыльный пузырь, который лопнет, как лопаются все пузыри».
«К 2015 году нам придется либо добывать вдвое больше урана против того, что добывается сейчас, либо обогащать на 70%- 80% больше от текущего уровня»
«По нашим прогнозам, цена выйдет на уровень около 150 долл./фунт к концу 2007 года. Среднее значение цены в 2008 году составит 135 долл./фунт, а в 2009 году она снизится до 100 долл./ фунт ввиду резкого увеличения добычи. Однако, несмотря на этот базовый сценарий, мы не удивимся, если в ближайшие два года цена приблизится к 200 долл./фунт».

Главная

Комментарии к записи «Уран в жизни человечества или год урана в мировой экономике»

Комментариев пока нет, но вы можете стать первым